Ненужная земля: где государство может найти миллиарды неучтенных налогов

После согласования антикризисного плана министр финансов России Антон Силуанов сказал, что для его выполнения государству не хватает около 130 млрд руб. Причем изыскать их можно только двумя способами: взять деньги из резерва, находящегося в распоряжении Владимира Путина, или поправить бюджет, например за счет расходов Минздрава или поддержки промышленности и экспорта.

На самом же деле недостающие средства закопаны в земле, и это не метафора. Недобор по земельному налогу и налогу на имущество с лихвой возместит дыры в бюджете. Ничего нового придумывать не нужно только покончить с бардаком, и средства найдутся.

Ошибки реестра

В середине 2000-х годов, когда я был молодым сотрудником Проектно-изыскательного института ГЕО в Екатеринбурге, мой тогдашний начальник сымитировал процесс покупки дома в Лондоне. Мы закинули на карточку 400, и за эти деньги в режиме онлайн смогли получить PDF-файлы со всей необходимой информацией о территории, где якобы собирались построить дом. У нас были характеристики инженерных сетей, данные о возможности строительства тех или иных объектов на этой территории, о потенциальных налоговых отчислениях все что угодно. Мы были поражены, потому что ни тогда ни сейчас представить подобное у нас невозможно.

В России информация о земельных участках и недвижимости доходит до налоговой инспекции в разрозненном виде от органов местной власти и Росреестра. Госструктуры обмениваются ею между собой с большим трудом: мешают бюрократия, коррупция (кто-то готов заплатить, чтобы информация дошла до налоговой в искаженном виде или вообще не дошла), несовершенство программного обеспечения и следующий за этим человеческий фактор , или, попросту говоря, головотяпство. Ошибки в учете земельных участков, в свою очередь, приводят к огромным недоимкам по налогам.

Путаница с учетом земли и недвижимости существовала на протяжении всей современной российской истории, но в 2005 году сильно усугубилась. До этого времени кадастровый учет находился в ведомстве муниципальных властей, они более или менее разбирались в своих владениях. Но чуть более десяти лет назад был создан единственный Государственный кадастр недвижимости, и учет земли стал задачей Росреестра. В итоге начисления земельного налога происходят по итогам взаимодействия трех государственных структур муниципальных властей, Росреестра и налоговой инспекции, которые передают друг другу данные по цепочке, и по ходу эти данные теряют актуальность из-за ошибок или теряются.

Налог на землю рассчитывается исходя из площади участка и нескольких характеристик вида разрешенного использования (жилая зона, общественно-деловая, производственная и так далее), категории земель (земли сельхозназначения, населенных пунктов, запаса и так далее) кадастровой стоимости и информации о владельце. Если одна из характеристик не соответствует действительности, то налог начисляется другой иногда в десятки раз меньший, а если информация по одной из характеристик отсутствует, то налоги не начисляются вообще непонятно ведь, как их начислять.

Миллиарды под ногами

Масштаб налоговых недоимок нам стал понятен после того, как наша компания Точка Юга выиграла несколько конкурсов на установку геоинформационных систем в администрациях ряда регионов. Мы заказывали специальную съемку земельных участков со спутника или проводили ее сами при помощи беспилотных самолетов. После этого сводили вместе данные Росреестра, налоговой инспекции и накладывали их на карту. Оказалось, например, в Звенигороде, подмосковном городке с населением чуть больше 20 тыс. человек, насчитывается 9,6 тыс. земельных участков, из которых 1,1 тыс. стоят на учете в Росреестре с ошибками: им не присвоена категория земель или вид использования, они имеют неправильный адрес или не имеют кадастровой стоимости. Все это значит, что налоги с этих участков не платятся или неправильно рассчитаны. О существовании 700 звенигородских участков государство формально вообще не знало, и ни в одной из баз не оказалось информации о том, кому они принадлежат, хотя некоторые из них имели фактических владельцев.

За год после установки системы звенигородский глава увеличил сборы по земельному налогу почти на 127 млн руб. это на 110% больше, чем в предыдущем году. В процессе работ было выявлено еще десять договоров аренды муниципального имущества, оформленных с ошибками, и арендаторам этих участков пришлось доплатить 31 млн руб. Похожая ситуация была и в подмосковной Красной Пахре, где мы тоже установили свою систему. Из-за разного рода ошибок в учете 21% всех земельных участков на территории поселения Краснопахорское не числился в базе ФНС, и недодача в бюджет исчислялась десятками миллионов рублей.

Звенигород и Красная Пахра далеко не самые проблемные в смысле недоимок регионы. Если прибраться в Новой Москве, то счет недоимкам пойдет уже на миллиарды рублей. В качестве эксперимента мы загрузили в свою систему кадастровые планы территорий Новой Москвы и направили отчет в ИНФС № 51 по городу Москве для сверки. Как выяснилось, из 214 тыс. земельных участков, расположенных в регионе, лишь 158 тыс. числятся в базе налоговой инспекции. Тогда мы сами рассчитали кадастровую стоимость участков, где она была не указана или указана неправильно, и присвоили им соответствующую категорию и вид земель. В итоге получили цифру 7,3 млрд руб. примерно столько госбюджет ежегодно теряет в Новой Москве.

1,5 трлн экономии

Как показал опыт Звенигорода, сбор недоимок по налогам можно превратить в организованный и быстрый процесс, начисто лишенный драматизма. Например, в случае самозахвата или нецелевого использования земли система выдает список участков с нарушениями, работник администрации составляет акт осмотра участка и направляет в Росреестр, который обращается с этим актом в суд по делу об административном нарушении. В свою очередь суд привлекает владельца участка к ответственности и тут уже приходится платить, ведь обвинить суд в предвзятости бывает довольно сложно, если у тебя на участке огромный коттедж, зарегистрированный как стройматериалы. В случае неверно учтенных характеристик участка или их отсутствия организуются публичные слушания, характеристики присваиваются, закрепляются постановлением главы местной администрации и отправляются в Росреестр, который вносит изменения в свою базу и отправляет информацию в налоговую. И тут уже налоговики имеют право начислить неплательщику налоги за три предыдущих года.

Конечно, недовольных будет много и кто-то скажет, что власть решает проблемы за счет простого народа, ну или душит малый бизнес. Но увы, мы знаем, что ни народ ни малый бизнес не остаются у власти в долгу. Особенно при наличии связей и денег. А система беспристрастна: робот накладывает на снимок с беспилотника кадастровые планы, и мы видим, как границы заборов заходят за границы участков. Система сравнивает фактические данные с теми, что содержатся в базах, и мы видим, что вместо коттеджей где-то стоит завод и его владельцы платят не 1,5% от кадастровой стоимости земли в год, а всего лишь 0,07%, а в некоторых случаях вообще ничего не платят.

Можно представить себе порядки цифр, которыми оцениваются потери государства из-за путаницы с учетом земли. В России около 35 млн участков, поставленных на кадастровый учет. По данным, которые мы получили в Новой Москве, потери с каждого участка составляют в среднем 44 тыс. руб. Если перемножить эти две цифры, получится 1,5 трлн руб. нам и самим не верится в реальность этой цифры. Но даже если учесть, что у многих отсутствующих в налоговой базе участков действительно нет владельцев, а жители других регионов более сознательны, чем москвичи, и поделить цифру вдвое, то все равно получилось бы немало вдвое больше, например, чем сумма замороженной под предлогом кризиса накопительной части пенсий россиян за 2016 год.

IT-технологии в сочетании с геодезией позволяют инвентаризировать буквально все, что находится на поверхности земли. Бардак повсюду: здания, дороги, лесные угодья, сельскохозяйственные земли все это можно тщательно отснять и внести в каталоги. С помощью снимков со спутника, сделанных в определенных спектральных диапазонах, можно определить даже то, что посеяно на земельном участке, например пшеница или кормовые культуры (с них платятся разные налоги). Экономический эффект от подобных работ в десятки и даже сотни раз превзойдет затраченные на них деньги. Вопрос: готова ли власть к такой прозрачности, да и народ тоже?

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе Мнения , может не совпадать с мнением редакции.

Похожие новости

Оставьте первый комментарий для "Ненужная земля: где государство может найти миллиарды неучтенных налогов"

Оставить комментарий